Истина не имеет цены, поэтому за неё не платят, за неё расплачиваются

Прочитав мнение Натальи Лион о пользе знания истории, захотелось поделиться своим мнением. Нисколько не претендую на свою окончательную правоту и никому ничего не навязываю. Просто хочу поделиться личными соображениями из собственного опыта. Тем более, что достаточно осознанно выбрал после школы профессию историка и окончил истфак университета ещё в СССР, незадолго до его кончины

  1. Знать историю невозможно. Объём исторических фактов и феноменов слишком велик. Слишком велико число событий, не нашедших отражения в доступных исторических источниках. Знать историю люди могли бы только после изобретения возможности путешествовать в прошлое на «машине времени». А пока у нас этого нет, мы можем только изучать историю, но не знать её всю. Невозможно пересчитать все звёзды в космосе, ибо их больше, чем морского песка на побережье. Большое подспорье дают в этом и историкам и астрономам новейшие методы математического исследования. И тем не менее знать наверняка мы можем вслед за Сократом лишь то, что ничего не знаем. Меня учили на первом курсе, что первая заповедь историка-исследователя – во всём сомневаться, ничего не принимать на веру.
  2. Поэтому основной способ познания историка (в чём многие историки не любят признаваться) это мифотворчество. Историки выражаются более выспренно, говорят, что они разрабатывает научные исторические концепции. То есть историку, чтобы создать какой-то исторический труд, понятный читателю, необходимо стоять на той или иной историко-философской позиции. Не может быть исторической правды как таковой. Правда может опираться только на ту или иную философию или морально-нравственную традицию.
  3. А там где мы имеем дело с философией, неизбежно появится и политика. И политики, люди, чья главная мотивация захват и удержание власти, будут использовать историю и историков как одно из орудий в политической борьбе. Изобрели даже такой термин «психо-историческая война». Разумеется, без интереса к истории невозможно стать гражданином. Но став гражданином, нужно быть готовым отстаивать свои гражданские принципы и ценности и в борьбе с оппонентами в научных дискуссиях, и в спорах на просторах интернета и, если так сложатся обстоятельства, то и с оружием в руках в справедливых войнах против агрессоров или в гражданских войнах против своего идеологического противника.
  4. А насколько людям полезно воевать это уже вопрос очень спорный. На практике во все эпохи большинство людей из тех, которые не стали гражданами в подлинном смысле этого слова, а остаются обыкновенными обывателями, никто по своей воле в подобные конфликты лезть не рвался. Мещане и обыватели всегда жили по приниципу «моя хата с краю ничего не знаю».
  5. Их принято осуждать, но я не стал бы. Если они занимаются производительным трудом или другой общественно-полезной деятельностью, тогда они всё равно приносят пользу обществу, они не паразиты.
  6. Окончательно разобраться в этом сложном вопросе нельзя не поставив перед собой вопрос: что мы принимаем за высшую ценность? Бога, народ, память и традиции предков, саму природу, цели той или иной светской идеологии? Список можно продолжить. История сама по себе не может быть такой окончательной ценностью. Она лишь даёт богатую пищу для ума и его развития. Даёт инструменты для идеологической борьбы.
  7. Историку в отличие от политика гораздо удобнее разбираться и понимать прошлые эпохи, благодаря тому, что многое там к нашим дням дошло уже до того или иного финала и можно выносить более взвешенные суждения , чем о современности, в которой разобраться ещё труднее, потому что мы сами находимся в её гуще и процесс ещё не не завершился. Если же историк, хочет докопаться до предела правды и истины насколько это возможно, то он должен уподобиться монаху отшельнику, быть готовым стать всеми гонимым и даже отвергнутым. Потому что содержать и оплачивать такую его работу государство не будет. Государству нужно оправдание своего существования, а не истина. А народ, разделяющий модные в конкретную эпоху исторические мифы, может поступить с тем, кто ищет Истину, примерно так же как поступили народные судьи Афин с Сократом, судьи Синедриона в Иерусалиме с Иисусом Христом, а судьи Итальянской Инквизиции с Галилео Галилеем и Джордано Бруно.

Сергей Романов, 54 года, пенсионер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *