О реабилитации

Тема психических болезней сейчас довольно свободно обсуждается в обществе. Люди выкладывают в Сеть свои истории, делятся пережитым. А что насчет социальной реабилитации больных с психическими расстройствами?

Я не претендую на полную объективность в рассказе, так как буду опираться в основном на свой опыт пациента и опыт моих знакомых в том же качестве.

По моему мнению, большую роль в реабилитации играет сам человек. И тут можно выделить две модели поведения:

  1. человек смиряется с новой для себя ролью и даже ищет выгоду. Добровольные госпитализации без необходимости — «на зимовку», «отдохнуть». Получение инвалидности и пенсии. Часто люди, имея силы и возможности работать, не хотят себя обременять, полагаются на пенсию и родственников, зачастую злоупотребляют алкоголем и сигаретами, морально деградируют;
  2. человек не ассоциирует себя с категорией психически больных людей, внутренне не соглашается с диагнозом. Люди отказываются от лечения, не посещают участкового психиатра, продолжают вести обычную жизнь, как и до эпизода болезни.

Это довольно грубая классификация, ведь многое зависит от болезни, её течения, прогноза. Грубо говоря, пациент с тревожным расстройством имеет несколько иные перспективы, чем человек, страдающий олигофренией.

На качество реабилитации влияют также родственники больного, лечащие врачи, политика государства в сфере психиатрии, а также общество. Давайте рассмотрим каждый фактор.

Родственники

Тут тоже выделяется два шаблона поведения:

  1. семья всячески поддерживает больного, старается создать ему максимально комфортные условия проживания, не делает акцент на болезни, старается вовлечь человека в социум;
  2. семья не оказывает поддержки, стигматизирует больного. Родственники часто заинтересованы в пенсии больного, лишении его дееспособности и получении прав на недвижимость.

Адаптация человека в социум начинается с адаптации в семье. Очень важны поддержка и понимание со стороны родственников, от этого зависит успех лечения.

Государство

Большую роль играет учреждение, где человек будет наблюдаться, а также сами врачи. В Твери — это ПНД им. Фурманова, а также областная психиатрическая больница №1 им. Литвинова в поселке Бурашево, недалеко от города. Если госпитализация срочная, пациент тяжелый — его отвозят на скорой в Бурашево. В больнице строгий режим, в целом условия пребывания и обстановка хуже, чем в стационаре при ПНД. В райцентрах есть местные психиатрические больницы или амбулатории.

В Твери функционирует Центр психического здоровья, где бесплатно можно получить консультативную помощь психологов и психотерапевтов. В рамках программы реабилитации там проходят групповые занятия с медицинским психологом. При диспанере есть лечебно-трудовые мастерские, дневной стационар, анонимный прием на платной основе.

Иная ситуация в районах. В Ржеве, например, несколько лет назад закрыли психиатрическую больницу, теперь пациенты лечатся амбулаторно, на госпитализацию едут в областную больницу в Бурашево. Бесплатная психологическая помощь представлена в отделе социальной защиты, но квалификация сотрудников оставляет желать лучшего, к тому же там обычные психологи, а не медицинские. То есть качественную помощь можно получить в крупных городах.

В целом отрасль сильно недофинансирована, достаточно посмотреть на здания районных стационаров. Имеет место гипердиагностика психических заболеваний. Получение психиатрического диагноза и инвалидности в нашей стране зачастую зависит не от реального состояния пациента, а от домыслов врачей, интересов человека и его родственников.

Стоит сказать, что социальная и трудовая реабилитация должна начинаться еще во время пребывания в стационаре. Что предлагается в этом плане в Бурашево? В отделении можно помогать в столовой, носить тяжелые ведра с едой с пищеблока, мыть полы, помогать мыть пациентов в банные дни. Есть возможность работать на пищеблоке — также мыть полы, чистить овощи. Есть лечебно-трудовая терапия — складывать полотенца, клеить конверты, вырезать заготовки для варежек по трафарету. Платой за больничную трудотерапию являются добавки к еде и сигареты, хотя в законодательстве сказано, что пациенты имеют право получать вознаграждение за труд (Закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», ст. 37). Что касается психологического сопровождения в больнице, я его не наблюдала. Есть медицинские психологи, которые по запросу лечащего врача проводят обследование пациентов на выявление патологий психики, возможности получить психотерапевтическую консультативную помощь нет. Лечение сугубо медикаментозное, хотя там лежат пациенты с суицидами, депрессиями и тревожными расстройствами, у людей часто тяжелые жизненные ситуации.

В ПНД ситуация получше — в отделении есть психолог, проводятся групповые занятия. Также пациенты могут посещать трудовую терапию — не чистить картошку, а рисовать и заниматься рукоделием. В целом там более демократичная атмосфера, людям разрешается гулять и иметь при себе гаджеты.

Как государство содействует трудоустройству лиц с ментальными нарушениями? По информации на сайте ПНД, администрация диспансера сотрудничает со службой занятости — то есть на уровне областных центров работа в этом направлении ведется. По словам знакомой из г. Ржева с инвалидностью, в центрах занятости появился реестр инвалидов — возможно, это связано с тем, что пособие по безработице подняли до уровня прожиточного минимума. Зачем платить пенсию и пособие разом? Она считает, что реального содействия в трудоустройстве ни со стороны врачей, ни со стороны социальных служб в ее городе нет.

По словам той же знакомой, люди, имеющие группу инвалидности, должны периодически ложиться в больницу для ее подтверждения, порой на 4 месяца в год. Также нужно раз в год проходить комиссию, в том же Ржеве она не проводится, а это очереди и расходы на дорогу в Тверь. Чтобы получить бессрочную группу, надо иметь непрерывную инвалидность на протяжении 15 лет, и не меньше второй группы. Пока знакомая училась в институте, ей понизили группу, даже пригрозили снятием инвалидности. То есть люди, для которых пенсия является основным или единственным средством к существованию, боятся ее потерять, это толкает их на путь госпитализма, без возможности полной адаптации в социум.

Проводится реформа, по которой психиатрические больницы закрывают или перепрофилируют в психоневрологические интернаты, беря за образец западные инициативы. Но на Западе развита психотерапевтическая помощь и система сопровождаемого проживания. Наши реалии таковы, что люди окажутся без необходимой помощи, единственным вариантом для них будет переехать в интернат. А социальные службы у нас выполняют скорее полицейские функции.

Политика государства в этой сфере, лечебное учреждение, адекватная и грамотная врачебная помощь, доверительные отношения с лечащим врачом, — все это напрямую влияет на состояние пациента, благополучный прогноз заболевания и успешную реабилитацию.

Общество

Пока в обществе сохраняется стигматизация людей с психическими расстройствами. Но также об этом стали открыто говорить, перестали относиться к данной теме предвзято. Это связано с растущим количеством психических заболеваний и расстройств.

На волне роста заболеваемости у нас востребованы платные услуги. Такая помощь — удовольствие не из дешевых, так как люди по понятным причинам избегают обращения в государственные больницы, есть спрос. Нередко врачи совмещают работу в государственном учреждении с частной практикой, но такая ситуация сейчас во всей медицине.

Успешно ведут свою деятельность социальные деревни. Это альтернатива психоневрологическим интернатам — там созданы условия для жизни инвалидов, люди работают, общаются, живут не за закрытыми дверями. У истоков стоят благотворительные фонды и родственники.

Стоит упомянуть и Независимую психиатрическую ассоциацию России. Это негосударственная организация, ведущая активную правозащитную и общественную деятельность.

Отношение общества, его инициативы также способствуют восстановлению и адаптации людей с психическими расстройствами.


Понятие реабилитации — довольно общий термин. У каждого своя история болезни и адаптации в социум. Законы общества с его правилами и конкуренцией также работают в среде людей с нарушениями психики. Кому-то объективно нужна помощь в адаптации, кто-то продолжает играть по правилам для всех, без поблажек для себя. Многое зависит от диагноза и успешно подобранного лечения. Полноценная интеграция в общество возможна без препятствия со стороны государства, общества и семьи больного, а только с их помощью.

Coffenata

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *