Путь избавления от ценностей

Любые однозначные психологические ценности не имеют смысла и играют лишь пагубную роль в нашей жизни. Какими бы благими и праведными они не представлялись — это утверждение останется верным. Более значима для нас стратегия индивидуального развития и принципы, которые будут соответствовать её осуществлению.

Жизнь — это тайна!

Почему они не имеют смысла? Потому что они всегда конкретны, а жизнь не является чем-то, что можно подогнать под чёткие стереотипы. Ценность заповеди «не убий» не нужна тем, кто в сущности своей убийцей не является. Такой человек и так не убивает. В исторической практике применения заповедь не вызвала ничего лучшего, чем попытки оправдать те ситуации, когда социальные установки создают условия для того, чтобы люди брали в руки оружие и шли его применять.

Благая весть всегда конкретна, но непременно порождает двойственность восприятия и трактовок, в силу чего лишь множит страдания. Особенно в том случае, когда нужно и рыбку съесть и как-то так ловко это оформить, что вроде бы ни на что и не садились.

Мудрость в освобождении от любых ценностей.

Достаточно об этом упомянуть, как непременно появится кто-то, кто заявит о том, что это призыв к нравственной скудности, вседозволенности, наглости, антисоциальным поступкам и чему-то страшному. Другими словами, сознание в обязательном порядке ставит штамп ценностного мира на всё вокруг. Отсутствие ценностей видится такой же ценностью, только вывернутой наизнанку.

Задачи, которые мы решаем…

На самом деле всё в разы проще. Если стоит конкретная задача, и с её условием мы согласны, то задачу нужно решать. И таки стараясь, чтобы ни одно животное при этом не пострадало. Просто по той причине, что задачи охоты на живых существ изначально не было.

  • У нас нет никакой надобности заботиться о том, по какой цене на Западе покупают российские ресурсы. Нам от их продажи ничего не достанется.
  • У нас нет никаких оснований знать имя правителя своей страны. Зачем думать про этого человека? От этих мыслей ничего не изменится.
  • У нас нет никаких оснований участвовать ни в одном деле, которое неизвестно чем для нас является. Будь то великие стройки очередной пятилетки, укрепление скрепов, вертикалей, горизонталей и прочая чертовщина.
  • У нас нет никаких оснований считать, что от нашего участия в выборах хоть что-то меняется. Если бы от нашего мнения что-то зависело, то нас бы на выборы не позвали.

Люди часто обвиняют власть в том, что ими манипулируют. Воздействуют на сознание, управляют общественным мнением. Ребята, если бы у вас не было ценностей, то вами никто бы и не манипулировал. Представьте себе мудреца даоса, у которого спрашивают о том, согласен ли он с тем, что Крым наш. Вы спросите о том, а не чужд ли нам китайский даосизм? Вы можете представить себе кого-то ещё… Православного старца, Льва Николаевича Толстого, философа бродячего Сковороду, да кого хотите. И спрашивайте у них о том, что такое русская или арабская весна, о причинах роста цен, об их отношениях к санкциям Запада.

Я привёл в качестве примера Толстого. Выкидывание из себя ценностей не вяжется у многих с его образом по той причине, что люди приучены воспринимать его в качестве писателя, что написал кучу значимых романов. Написать-то написал, но Лев Николаевич многократно подчёркивал, что романы были нужны ему для того, чтобы привлечь внимание светского общества. Что-то вроде пёстрой ментальной приманки. Но в действительности они не имели вообще никакой ценности. Роман «Воскресенье» был последним, но написан он задолго до смерти. После него Толстой занимался построением своего Учения. Дело шло вполне успешно. Толстого стали запрещать, а раз запрещают, то понимают опасность для власти. Учение Толстого было нескончаемо наивным, но влекло к себе тем, что сулило освобождение.

Путь без ценностей

Самые грандиозные цели — абстрактны, поскольку они не имеют аналогов в обычной жизни. Цель достижения освобождения и выхода за пределы перерождений, которая преследуется в Дхарме, называемой буддизмом, никак нельзя назвать ценностью. Люди не могут иметь представления о том, что это такое, поскольку находятся в состоянии неведения. Ученикам предлагаются правила, но в качестве ценности они не декларируются. Это было бы невозможно. Буддист изучает сутры, не делает зла и делает добро только по одной причине — таким образом увеличиваются шансы достижения просветления. Само же оно не является результатом приложенных для его достижения усилий.

Наилучшим образом способ существования без ценностей иллюстрирует сталкинг сталкеров, преподнесённый нам Карлосом Кастанедой. Сталкин — это свод поведения Пути Воина, который нужен до того момента, как адепт учения не станет Человеком Знания. В его основе лежит отслеживание собственных тонких эмоций и переживаний и безжалостность к себе. Сталкер пускается в жизнь, как в охотничьи угодья. Он практикует битву с мелким тираном не для того, чтобы победить, а для того, чтобы не превратиться в мелкого тирана самому.

Эти принципы создаются не для того, чтобы заменить ценности, но для того, чтобы создать актуальную систему взглядов и поведения. Воин всё вокруг себя и себя самого рассматривает в качестве тайны. Он равен всем другим явлениям и атрибутам этого мира. Такое отношение нельзя назвать ценностным. Ведь всё вокруг — тайна. Совершенно неизвестно, что скрывается за событиями, людьми или предметами.

Правильный путь — в избавлении от категорий ценностного мира. А его правильность определяется только интуитивно.

Владимир Куралесов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *